Максим Балмочных: «Ранний отъезд за океан - самая большая ошибка в карьере»



Максим Балмочных: «Ранний отъезд за океан - самая большая ошибка в карьере»

Известный спортивный журналист Сергей Микулик, а по совместительству тренер хоккейной команды «Росспресс», побывавший на прошлой неделе в Задонске на матче в честь юбилея Владимира Тучкова, не упустил случая пообщаться с первым липецким энхаэловцем Максимом Балмочных.

Плоды этого общения опубликованы на Интернет-портале газеты «Советский спорт» под заголовком «Как поссорились «Бамбук» и Бэбкок». Предлагаем вашему вниманию наиболее любопытные выдержки из интервью. 

- Вы реально ощущали себя в своё время лучшим юниором в мире?

- Когда приезжал в сборную, похожее ощущение возникало. Я быстро вспоминал, чему меня учили в России, и вновь чувствовал себя счастливым на площадке. Это была моя игра - не то что в АХЛ.

- Ранний отъезд - роковая ошибка?

- По крайней мере, самая большая в карьере. Никому не советую повторять тот мой опыт - если ехать, то более взрослым и в другом статусе - чтобы тебя не запихнули в фарм-клуб и не бросились отучать от нормального хоккея.

Это выглядело как издевательство над игрой и исполнителями. Если коротко - доезжаешь до синей и тупо вбрасываешь шайбу в зону. Даже через пас в неё нельзя входить, за любую попытку невыполнения задания можешь надолго сесть на лавку. Но я же вроде как форвард, мне иногда рисковать надо! Но шаг влево, шаг вправо был под строжайшим запретом.

- Но вы ведь после победы в 1999-м вернулись домой, в «Ладу»?

- Да, но покорение НХЛ всё равно оставалось нереализованной мечтой. Перезарядил батарейки - и назад. И нарвался в «Цинциннати» на Майка Бэбкока. Долго не мог понять его предвзятого к себе отношения, пока он сам однажды не сказал: ты отнял у меня возможность взять титул, когда я работал с молодёжной сборной Канады, и я этого тебе никогда не прощу. Такая вот история.

...Только не поймите, что я жалуюсь - просто всегда и везде старался получать удовольствие от игры, а тут был сплошной антихоккей. И вся эта история затянулась почти на три года.

- А потом потерянного было уже не вернуть?

- Наверное, но что толку жалеть об этом задним числом. Мне очень даже комфортно было играть, например, в родном Липецке, на глазах семьи и друзей. И вообще я на хоккей не обиделся - как видите, с радостью откликаюсь на предложение поучаствовать вот в таких матчах, если только работа позволяет.

- И чем вы сейчас занимаетесь?

- Бизнесом, связанным с металлом.

- Я слышал, что партнёры вас редко называют по имени - в основном зовут «Бамбуком»...

- Так это с детства! Я часто ломал клюшки, а тогда почему-то считалось, что их из бамбука делают. Так и приклеилось.

- А как вас звал Майк Бэбкок? 

- Да он бы лучше молча играть давал! Встречаются же такие злопамятные люди. Хотя для кого-то он, возможно, чуть не лучший тренер мира, а я рад был бы с ним разминуться. Впрочем, теперь уже всё в далеком прошлом. Да, там не получилось, но я хотя бы попробовал. Тоже ведь, согласитесь, опыт.

Сергей Микулик на фоне задонского Ледового дворца


You have no rights to post comments

Новости. Хоккей